Преподаватель - Франсис и Майлис | Новое поколение 
Преподаватели
Франсис и Майлис

Седовласые преподаватели из Франции инструктор по системе цигун Майлисс Версей и фотограф, скульптор Франсис Дельмас не только дали «новополенцам» уникальные мастер-классы, но и явили собой пример влюбленности и благородства. Той любви, которая держится за руки и на девятом десятке лет.

Сила жизни

– Майлисс, вы занимались у Ники Косенковой по системе воспитания голоса «Метоника», а Ника Александровна очень любит слово «корни» (у нее даже был мастер-класс «Корни нашего голоса»). Могли бы вы рассказать о своих корнях?

– Это старинная история моего рода. Я была ребенком эмигрантов. Родители все потеряли, и нужно было начинать жизнь с нуля. Поэтому мы оказались в открытом пространстве, когда могли идти в любую сторону. Нас было пятеро детей, я старшая: как в семье Федора Шаляпина у меня были две сестры и два брата. Мы все родились в Марокко, на очень красивой земле с желтым песком, синим небом. Мы приходили на рынок и вдыхали аромат приправ. Когда у нас недоставало игрушек, отец приводил всех в большой дубовый лес. У каждого было по маленькой сумочке, куда мы собирали желуди и каштаны – разного цвета и размера. Дома папа говорил: «Кто нашел самый большой желудь?». «А кто отыскал самый маленький каштан?». «У кого самая оригинальная форма?». «Наиболее красивый цвет?». Вот вам простая игра с природой. Наверное, поэтому я и стала преподавателем биологии.

– У ваших родных ведь очень драматичная судьба…

– Увы, в марте 1943 года моя украинская бабушка Раиса Дубинская была отправлена в концентрационный лагерь, и тут же погибла в крематории. И мы узнали об этом в конце войны – для матери это была большая боль. Но к счастью, сила жизни всегда побеждала – и после этого у мамы еще родился мой маленький брат Александр. Семья вернулась во Францию в 1948 году, когда мне было 14 лет. И мама стала профессором русского языка в Сорбонне. Все пятеро детей получили прекрасное образование и рады были остаться в стране, принявшей нас.

– Майлисс, у вас самой четыре ребенка и восемь внуков. Они интересуются историей семьи?

– О, да! Каждый из них читал мемуары, написанные моим отцом. В этом году самая младшая внучка, 15-летняя Анук, сделала экспозицию по истории русской революции. Она обратилась к рассказу прадеда, который был во время революции в Санкт-Петербурге.

Сила семьи

– У вас такая большая семья. Каких правил вы придерживаетесь в воспитании детей и внуков?

– Это трудно – воспитывать детей. Нужно всегда верить своим детям! Постоянно давать им что-то позитивное. У моего младшего сына Жиля в детстве сильно хромала орфография. Педагог регулярно писал в его дневнике «десять ошибок – ноль», «восемь ошибок – ноль». А я сказала мальчику тогда: «Смотри, у тебя опять ноль, но ведь это уже восемь ошибок». И дело постепенно пошло на лад. Теперь Жиль стал серьезным достойным человеком. Надо верить в своих детей.

– Поделитесь, пожалуйста, опытом, как жить в семье гармонично, красиво и празднично?

– У нас целые ритуалы семейных праздников: юбилеи, Пасха, Новый год. Мы всегда стараемся провести их в деревне, где у семьи есть дома. Там много каштанов, которые мы собираем всей компанией и варим из них варенье. В 2014 году мы решили отметить столетие со дня рождения моей умершей мамы. Таким образом, возвращается память предков: каждый рассказывает свою историю. Все это дает силу коллективу. Силу семьи.

Сила правды

– Какие события сформировали вас, как личность?

– Меня формировала жизнь! Я была шефом скаутской группы. А еще меня воспитала революция 1968 года. Мне было уже за 30, и в это время я могла способствовать формированию нового общества. Я была очень этим вдохновлена. Приведу пример. В небольшом городке Прованса, где я преподавала, Арле, я собрала партию неравнодушных людей, состоящую из моих учеников, молодежи. Когда в лицее, куда ходили мои дети, стало не хватать педагогов по спорту, мы организовали забастовку в день экзаменов и помешали их течению. Ректор позвонил в Марсель – нам гарантировали педагога. Жизнь дала мне возможность действовать.

– Расскажите о другом вашем социально-значимом поступке – закрытии плотины Ля-Бори, когда вы отстояли долину горной реки у государства.

– Интересная победа! Я очень чувствительна к природе: она должна быть в хорошем состоянии, тогда человек может нормально жить.
И вдруг наше государство решило строить плотину на маленькой горной речке в Севеннах. Поговорив с геологами и гидрологами, мы поняли, что это ошибка. И чтобы помешать наводнению и затоплению кладбища, мы с группой единомышленников поселились на заброшенных фермах и годами делали праздники в той долине, которую хотели затопить. Противостояние с французским правительством длилось в течение многих лет. Однажды в пять утра они явились с бульдозерами. Однако наш дозорный, стоящий «на карауле», успел позвонить другим людям, те в свою очередь третьим – и запустилась цепная реакция. Народ стал прибывать. Появились мэр, полиция, журналисты. Из Парижа инкогнито приехал министр внутренних дел месье Жокс. Оценив ситуацию, он понял, что люди готовы умереть! И этот пожилой интеллигентный человек убедил правительство сделать шаг назад. Так, потихонечку мы победили (смеется). Это было в 1989 году.

– Значит, обычный человек способен заставить правительство прислушаться к себе?

– Моя мама всегда говорила: «Когда ты прав, ты должен бороться и побеждать».

Сила духа

– Как вы пришли к пониманию системы цигун и что такое цигун для вас?

– Я 30 лет была замужем за человеком, которого очень любила. И когда муж умер, стала думать, как мне восстанавливаться после этой потери. Я посетила семинар «Интеллигентность тела» в Севеннах. И поскольку это мне многое дало, то решила поехать в Китай, чтобы познать цигун по-настоящему. Была абсолютно покорена. И мы с Франсисом 20 лет назад стали вместе формировать и воспитывать себя в системе цигун.

– Ваши дети и внуки тоже примкнули к этому увлечению?

– На берегу той самой реки, которую мы спасли, где прозрачная вода, красивые пещеры и скалы, мои внучата видели, как я занимаюсь цигуном. Они стали делать это со мной, но в очень свободной манере. И прошлым летом меня ждал приятный сюрприз: старшая внучка Шарлотта, которой 25, приехала на каникулы с двумя подругами – студентками из Вашингтона и Беркли. Они попросили устроить им сеанс цигуна, поскольку слышали об этом в Соединенных Штатах. Я сконструировала специальный зал, где мы занимались с Франсисом, внучкой и ее друзьями. Шарлотта вспомнила, как чувствовала в детстве жар в своих руках!

Сила рождения

– Скажите, как во Франции относятся к многодетным семьям?

– Сейчас в нашей стране семейная политика серьезно изменилась: иметь большую семью во Франции стало гораздо важнее, чем круглую сумму в банке. Если у вас трое-четверо детей – это уже повод для гордости и счастье! Появились всевозможные нововведения в помощь женщинам: к примеру, в яслях есть психологи, работающие с родителями. Отцы могут не работать один день в неделю, чтобы заниматься детьми – им предоставляется еще один выходной. И государство оказывает весомую финансовую поддержку. Мы единственная страна в Европе, где поднимается демография: сегодня у нас 65 миллионов французов, а в 1950 году было всего 60 миллионов. Это фантастическая прогрессия!

– Это связано с высоким уровнем жизни и с тем, что в правительстве Франции есть умные люди?

– Может быть, как раз после революции 1968 года и произошло изменение взгляда на семью. Истинные ценности – это не только деньги, вещи, но и живые существа. Теперь отцы присутствуют при родах, занимаются детским питанием; иногда берут отпуск, чтобы немного разгрузить свою жену. Франсис Дельмас: – Так, в обществе произошли двойные изменения: женщина стала уделять место мужчине в воспитании совместных детей, в семье возросла роль именно мужчины-отца.

Сила любви

– Теперь, когда к нам присоединился ваш спутник фотограф и скульптор Франсис Дельмас, хотелось бы поговорить о любви. 30-летний Пушкин писал в «Элегии» о том, что любовь на склоне лет для него – величайшее утешение и награда. «И может быть – на мой закат печальный Блеснет любовь улыбкою прощальной». Как для вас?

Франсис Дельмас: – Трудно продолжить столь замечательные стихи.

Майлис: – В доме, где мы живем, мы с Франсисом видели много закатов. И вот эти цвета заката солнца – и есть цвета жизни.

Франсис: – Когда мы смотрим на прекрасный закат, мы думаем о том, что ждет нас завтра. Но все же, мы уверены, что будет такой же прекрасный рассвет.

– Становится ли человек с возрастом мудрее в любви?

Ф.: – Человек и в других вещах становится умнее. Смею думать, что и в любви. Я был женат дважды, и, встретив Майлисс – около 40 лет назад – я надеюсь жить с ней как можно дольше!

– Любовь созидательное или разрушительное чувство?

Ф.: – То, что разрушает – не любовь. Это страсть.

– А как насчет ревности?

М.: – Она сродни разрушительной страсти. В семье, в паре нужно доверять друг другу. И давать свободу другому человеку.

Ф.: – Мы не ревнуем, потому что мы вместе.

– Когда вы общаетесь с «новопоколенцами», ощущаете ли вы разницу между французской и российской молодежью?

– Я впечатлена молодыми русскими, у которых масса артистического таланта. Внутри у них живет поэзия, которую они выражают. Это восхитительно! Я не видела, чтобы во Франции молодежь читала свои стихи.

– Чтобы вы пожелали ребятам из «Нового Поколения»?

М.: – Быть счастливыми, ответственными и обязательно иметь много детей (смеется).

Ф.: – Я восхищаюсь этой молодежью и желаю им следовать по выбранному пути. Когда я фотографировал ребят, делал их портреты, то предлагал им не показывать своего социального лица, а проявить свою сущность. Они всё поняли. И были замечательны!

Беседу вела Татьяна Столярова